На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Молния

8 997 подписчиков

Свежие комментарии

«А завтра, завтра, наконец- последний бой!»

6 мая – день славный. Причём, как для воинской славы нашей страны, так и для отечественной театральной и кинокультуры. Это — день окончания осады Бреслау. Это – день начала последней операции Великой Отечественной Войны. И это день рождения добровольцем пошедшего на фронт кавалера Ордена Красной Звезды Владимира Этуша.

Но с какой ненавистью говорят об этом дне наши «заклятые друзья»…

 

 Мародёрство и насилие — удел гитлеровцев и бандеровцев. Советские солдаты развлекались после побед, как достойные люди. Каковыми они и были.

ПО ДВОЕ – С РАЗНЫХ СТОРОН «БАРРИКАД»

Стояли последние дни сентября. Давали пьесу «Фельдмаршал Кутузов». В театре было малолюдно: шёл 1941 год. Молодой артист, студент Щукинского училища, отыграв, подошёл к директору театра и коротко сказал: «Мне здесь не место». Директор не удивился: у талантливого студента была «бронь», поэтому идти на фронт он мог только добровольцем. Студента звали Владимир Этуш. Сегодня ему могло исполниться 98 лет. Свой 23-й День Рождения старший лейтенант, кавалер Ордена Красной Звезды Владимир Этуш встретил уже не на фронте. В 1943 году 21-летний старший лейтенант был тяжело ранен у села Ворошиловка в Запорожской области и, получив вторую группу инвалидности, демобилизован по состоянию здоровья.

          Но до конца войны молодой актёр-ветеран театра имени Е.Б. Вахтангова следил за успехами Красной Армии. А последить было за чем.

Так 6 мая, уже после капитуляции берлинского гарнизона, окончилась эпопея осады крепости Бреслау (Вроцлав). Осада Бреслау, начавшаяся ещё 13 февраля 1945 года, далась Красной армии нелегко. Начатая в рамках Нижнесилезской наступательной операции она затянулась. С одной стороны, к концу войны у Красной Армии не было острой необходимости жертвовать людьми и техникой ради ликвидации 40-тысячного гарнизона, с другой – взять крепость было объективно нелегко. Советским войскам, в составе 6-й армии 1-го Украинского фронта под командованием генерала Владимира Глуздовского, общей численностью 87 400 солдат и офицеров противостояла мощнейшая крепостная группировка из 609 дивизии особого назначения вермахта (три пехотных и танковый полк), пяти крепостных полков, двух артиллерийских полков и батальона истребителей танков (19 САУ). Общей численностью в 80 тысяч человек. Возглавлял гарнизон опытный военный инженер генерал Ганс фон Альфен.

Естественно, что штурмовать крепость «по классической военной науке» Красная Армия не могла. «Заваливать мясом», как любят выражаться неполживые журналисты – тоже. Не было у Красной Армии кем «заваливать».

Зато гитлеровцы придавали обороне крепости огромное значение. Ещё 7 февраля Бреслау посетил гитлеровский госсекретарь Вернер Науман, заявивший: «Бреслау удерживать любой ценой».

Однако войска генерала Глуздовского с самого начала начали методично и поэтапно стягивать кольцо окружения на горле гитлеровского гарнизона. К 26 февраля бои шли уже в самом городе, где, не имеющие численного преимущества советские воина продолжали методично выбивать гитлеровцев с «обжитых» ими позиций.

Позднее, гитлеровские военнослужащие, попавшие в советский плен, вспоминали на допросах, что чем опытнее был солдат или офицер вермахта или ваффен-СС, тем сильнее в нём чувствовался надлом, неверие в свои силы. Отчаянно дрались лишь мальчишки из «фольксштурма», которые ещё не знали, что такое поражение и больше смерти боялись показаться трусами. Но более опытные советские солдаты неизменно брали над ними верх.

Взбешённый Гитлер отдал приказ 5 марта заменить коменданта гарнизона фон Альфена опытным пехотным генералом Германом Нихофом. Делу это, как вы можете понять, не помогло. Нихоф очень рассчитывал на помощь со стороны армии генерала Фердинанда Шёрнера, но на пути танков Шёрнера встали танкисты генерала Павла Семёновича Рыбалко.

А в Бреслау разворачивалась очередная трагедия. Гауляйтер Карл Ханке попросту начал использовать мирное население не только как рабочую силу в прифронтовой зоне, но и как «живой щит». Апологеты Ханке очень любят вспоминать, что он эвакуировал 250 тысяч мирных жителей из Бреслау, но очень нервно реагируют, когда им напоминают, что из 170 тысяч жертв среди мирных жителей во время осады (вину за которые нынешние «тоже историки» огульно приписывают Красной Армии) – львиная доля на совести Ханке. Кстати, Ханке, воспользовавшись тем, что Гитлер в своём завещании назначил его Рейхсфюрером СС, переоделся в унтер-офицерскую форму и 5 мая просто сбежал из Бреслау, бросив своих подчинённых на произвол судьбы.

Не лучше поступил и новый комендант Герман Нихоф: 6 мая 1945 года он подписал акт о капитуляции гарнизона, но, НЕ ДОВЁЛ ДО СВЕДЕНИЯ своих офицеров и солдат приказ о разоружении и сдаче в плен. До последних сопротивляющихся гитлеровцев приказ их собственного начальства довёл последний парламентёр Великой Отечественной Войны старший инструктор политотдела 181-й стрелковой дивизии – Борис Александрович Шлихтер, один и без оружия явившийся в расположение немецких частей и убедивший гитлеровцев сложить оружие.

        Почувствуйте разницу: имеющий «бронь» Владимир Этуш, идущий добровольцем на фронт и «политрук» Борис Шлихтер, идущий на смертельный риск, чтобы прекратить бессмысленное кровопролитие – с одной стороны. И садист-убийца Карл Ханке, трусливо сбежавший с позиций, а также – подлец Герман Нихоф, спасшийся сам, но бросивший умирать подчинённых – с другой стороны. На какой стороне – Вы?

Остров Рюген. Цветами Красную Армию встречала даже сама природа.

«РОДИНА РЮРИКА» И ДРУГИЕ…

«Благодаря» немецким учёным, выписанным Екатериной II работать в Академии наук Готфриду Байеру и Августу Шлёцеру, в России многие «знают», что на Русь государственность-де принёс норманн Рюрик (то, что Рюрика вообще-то пригласили править на престол сложившегося государства, а сама Русь звалась в то время – Гардарика, то есть «гряда городов» немецкие «историки» технично «не заметили»). По одной  из версий, родиной Рюрика считается остров Рюген (доказательств – никаких, кроме созвучия имени и географического названия, но некоторые – верят). 6 мая 1945 года русские пришли на Рюген «с ответным визитом».

Сводка Советского информбюро от 6 мая 1945 года гласила:

          «…Войска 2-го Белорусского фронта, продолжая наступление, форсировали пролив Штральзундерфарвассер, заняли на острове Рюген города Берген, Гарц, Пут-Бус, Засснитц и 6 мая полностью овладели островом Рюген. В боях за 5 мая войска фронта взяли в плен 4.660 немецких солдат и офицеров и захватили 24 самолета и 215 полевых орудий. В числе пленных начальник мобилизационного отдела Штеттинского военного округа контр-адмирал Хорстман…»

А вот так вот. Как говорится: «Кто с мечом к нам придёт, тот в орало и получит». Рано или поздно. Но наступали не только войска 2-го Белорусского фронта.

1-й Белорусскийй фронт, доколачивал остатки вермахта северо-западнее и западнее Бранденбурга. Гитлеровцы не столько старались удержать позиции (за сутки войсками фронта одних только городов было взято более десятка), сколько старались уходить на Запад, надеясь сдаться американцам. Для многих военных преступников это был последний шанс сохранить жизнь и свободу (до сих пор неизвестно, у скольких подонков эти надежды оправдались «под святым звёздно-американским флагом»).

Последним государством, на котором кипели сражения Великой Отечественной Войны стала Чехословакия. Точнее – территория Чехии. Той самой, где снесли памятник маршалу Ивану Коневу и чьё правительство сейчас изо всех сил пытается делать «хорошую мину при плохой игре». О, в мае 1945 года никому из чехов и в голову не приходило обороняться от Красной армии или называть советских солдат «оккупантами». Нет, тогда чехи с удовольствием сдавали немецких солдат и офицеров советским военным патрулям, а войска 4-го Украинского фронта гнали гитлеровских захватчиков с территории Чехословакии западнее и юго-западнее Моравской Остравы. Здесь гитлеровцы гораздо реже сдавались в плен, отчаянно пытаясь разорвать расстояние между своими порядками и наступающей Красной армией. Здесь бывало всякое: и яростные контратаки гитлеровцев с целью выиграть хоть немного времени и полный упадок «нордически-стойкого духа». Вспомнить хоть историю стрелковой роты лейтенанта Кулакова, которая 6 мая 1945 года атаковала колонну отступающих немецких войск, вынудила её сложить оружие и… оказалась в замешательстве: роте стрелков сдалось свыше 300 солдат и офицеров противника! До пункта приёма пленных вся колонна была доставлена без попыток побега и потерь со стороны красноармейцев.

Но последнее наступление Великой Отечественной войны лишь начиналось…

Пражское восстание 1945 года. Бессмысленное и беспощадное…

ПРАГА – СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА…

75 лет назад, 6 мая 1945 года началась Пражская стратегическая наступательная операция. Она стала последней операцией советских войск в Европе. И началась она раньше намеченного. Дело в том, что 5 мая в Праге началось так называемое Пражское восстание.

В Чехии сегодня о нём говорят с гордостью и называют своими союзниками, а то и «подлинными освободителями» власовскую 1-ю пехотную дивизию РОА. Но на самом деле ситуация была мягко говоря – «неоднозначной».

Начать с того, что жители Праги, поняв, что гитлеровцам стало как-то неуютно, срывать гитлеровскую символику. Гитлеровским войскам под командованием Карла Франка было в общем уже как-то без особой разницы. Лишь бы не путались под ногами. Многие из гитлеровцев и сами с удовольствием уничтожили какой-нибудь «символ ненавистного режима». Например – свои форму и военные документы. Но вот беда, командование в лице обергруппенфюрера СС Карла Франка и генерал-фельдмаршала Фердинанда Шёрнера такие идеи отчего-то не поддерживало. Однако самого Шёрнера на тот момент в Праге не было, он пытался организовать оборону в полусотне километров восточнее Праги. Оборона организовывалась плохо, а вот советские воины воевали – хорошо, так что настроение у Шёрнера было донельзя мрачное, а шея нервно почёсывалась в ожидании верёвки.

Поняв, что на обдирание флагов гитлеровцы и полицейские реагируют как-то вяло, чешские патриоты решили выпендриться покруче. И 5 мая передали по радио призыв: «Призываем чешскую полицию, жандармерию и войска немедленно явиться к Чешскому радио!». Те взяли и – пришли. Причём – все. Как гитлеровские, так и антигитлеровские. И тут выяснилась одна интересная вещь: на кой ляд всем им приходить к зданию радио – никто не объяснял! Но раз собрались, то надо что-то делать. А рас в руках оружие… В общем, у здания радио развернулась 5 мая 1945 года народная забава «стенка на стенку». Со стрельбой и прочими «спецэффектами».

Подпольная организация Чешский национальный совет (ЧНС), состоящая из представителей различных политических партий, до сих пор сидевшая и в обалдении обозревавшая происходящее начинает догадываться, что если этот бардак возглавить, то может чего хорошего и выйдет. Ведь обязаны же русские помочь! То, что Красная Армия уже не одну неделю ведёт изнурительные бои, а гитлеровцы, хоть и разбиты, но далеко не везде сдаются без боя, об этом руководители ЧНС не думали. Вообще. С их точки зрения. Красная Армия должна была бросить всё и идти на Прагу.

          Что характерно, Иван Конев именно это и вынужден был сделать: Пражская стратегическая наступательная операция была начата на сутки раньше запланированного. Войскам 1-го Украинского и 2-го Украинского фронтов предстояло преодолеть сопротивление 900 тысяч солдат и офицеров вермахта и ваффен-СС, включая 1-ю  и 4-ю танковые, а также – 8-ю и 17-ю пехотные армии вермахта, располагавшие 9700 орудий и миномётов, 1900 танков, около 1000. Самолётов. Причём, это – войска, которые сдаваться не собирались: им попросту физически было некуда деваться.    А Красная армия была измотана только что осуществлённым наступлением…

Между тем в Праге горожане с энтузиазмом кинулись строить баррикады. За сутки построили их свыше 1600, после чего задумались, а кто их вообще будет оборонять? К этому моменту войска СС расквартированные в городе под командованием группенфюрера СС Карла Пюклера-Бургхауса пришли в себя и начали планомерно вышибать восставших с их позиций. Вдруг выяснилось,  что шесть лет гнуть спину перед гитлеровцами – плохая замена боевому опыту.

1945 год. Советские войска входят в Прагу. Вы видите, как «трепещут» перед «оккупантами» местные жители? Вот и автор не видит…

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС ВЛАСОВСКОГО ГЕНЕРАЛА

И вот тут выходит на сцену некий Карел Кутлвашр. Личность преинтересная: с 1913 года работал бухгалтером в Киеве, в 1914 году вступил в Чехословацкий корпус царской армии, с 1918 года – в войсках Центральной Рады, затем участвовал в так называемом «Восстании Чехословацкого корпуса» (том самом, в результате которого чешские деятели попросту украли значительную часть золотого запаса Российской империи), воевал под командованием генерала Каппеля, но сразу после поражения под Самарой  доблестный Кутлвашр уезжает «на отдых»… в Петропавловск. Кому интересно – посмотрите по карте расстояние. А затем – в родную Чехию.

Вот этот-то Карел Кутлвашр и вспоминает, что в районе Праги расквартирована 1-я дивизия власовской РОА под командованием предателя-коллаборанта Сергея Буняченко. А также то, что идеология власовцев во многом скопирована с идеологии дореволюционной армии России… На это бывший киевский бухгалтер-гайдамак и решил делать ставку. И предложил Буняченко помочь повстанцам.

И вот тут Буняченко увидел для себя и своих людей хоть какой-то шанс. Дело в том, что власовская РОА в тот момент оказалась в ситуации «цугцванг», когда ничего хорошего впереди не ждёт. С одной стороны, для немцев (особенно – для СС) они по своему статусу были где-то между уровнем собаки и табуретки. Для советского командования они, служившие под знамёнами вермахта, а то и ваффен-СС, закономерно воспринимались, как предатели. Ну а будут ли они нужны американцам и англичанам – это было делом гадательным. Одно дело – профессионалы из военной касты Германии, другое дело – сброд-предатели из РОА. Побеждённых, но не смирившихся – уважают. А предателем – брезгуют даже те,  кто воспользовался услугами предателя.

          А тут вдруг на фоне этого депрессивного натюрморта – такой подарок. Возможность стать «спасителями Отечества» для столицы Чехословакии. То есть – легитимизировать своё положение… хоть как-то.

6 мая власовская дивизия вошла в Прагу и вступила в бой с гитлеровцами. И даже взяла под контроль значительную часть города. Но в этот день в штабе Буняченко стало известно о начале Пражской стратегической наступательной операции Красной Армии. А тут ещё не ко времени появилось подкрепление гитлеровцам в Праге от Шёрнера.

А затем и Чешский национальный совет, прикинув «за и против» честно заявляет: «Ребята, когда придёт Красная Армия. С ней вы будете разбираться сами».

Поняв, что со статусом «героя» у него как-то не складывается, Буняченко отдаёт приказ оставить Прагу и спешно уходить на Запад, что и было сделано власовцами с величайшей готовностью. Уже 7 мая большая часть РОА бросила «братьев-чехов» на произвол судьбы и устремилась к американской зоне оккупации в погоне за призрачной надеждой, что «не  выдадут».

А ЧНС вновь остался у разбитого корыта. Однако в это время генерал-фельдмаршал Фердинанд Шёрнер получил известие об окончательном разгроме Германии и фактической капитуляции. После долгих переговоров ЧНС согласился пропустить войска Шёрнера в сторону американской зоны оккупации. В Праге Шёрнер оставил заслон из части своих войск, который хладнокровно принёс в жертву. «Компанию» им составила часть не ушедших на Запад власовцев Буняченко. СС-овцы, фанатики из вермахта и власовцы снова предсказуемо оказались с одной стороны.

Правда, ненадолго. В 4 часа утра 9 мая 1945 года передовые части 3-й гвардейской и 4-й гвардейской танковых армий 1-го Украинского фронта вступили в Прагу. Первым в город вошёл головной дозор 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады из трех танков под командованием командира взвода гвардии младшего лейтенанта Л. Е. Буракова. В бою за Манесов мост танк Т-34 из дозора под командованием гвардии лейтенанта Иван Гончаренко был подбит, экипаж погиб. В 13 часов 9 мая в Прагу вступил передовой отряд 6-й гвардейской танковой армии 2-го Украинского фронта. Отдельные подразделения дивизий СС «Рейх», «Викинг» и «Валленштейн», а также – оставшиеся отряды власовцев оказали Красной Армии яростное сопротивление, однако к 4 часам вечера, остатки  гитлеровцев либо были уничтожены, либо сдались на милость победителя.

          Как показывают сегодняшние события, милость победителей была слишком велика…

Как говорил герой Игоря Костолевского в прекрасном фильме «Тегеран – 43»: «Когда не остаётся ни документов, ни вещественных доказательств, остаётся человеческая память».  Сегодня, в годы, когда наследники гитлеровских палачей и их европейских подгузников, бандеровцев и власовцев всеми силами пытаются очернить, измазать грязью подвиг советских людей в Великой отечественной войне, как никогда нужно помнить. Помнить о том, как СССР в очередной раз спасал очередную европейскую нацию от её собственной глупости. Помнить, что не власовцы Буняченко и не раздолбаи ЧНС окончательно выбили из Праги остатки дивизий СС «Рейх», «Викинг» и «Валленштейн», самые боеспособные в мае 1945 года гитлеровские части. Это сделала Красная армия.

И это так. И будет так, сколько бы ни исходили на свою сущность нацисты всех мастей и их подпевалы.

Виктор Нагибин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх